Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь . . .
© Поисковый движок. Ю.B.Жapkoв, 2012-2016



Священномученик Иларион (Троицкий)

Христианство и социализм.

На современные темы

Люди клянутся высшим (Евр.6:16). Эта истина остается всегда и всюду неизменной. Какая-либо одна или какой-нибудь ряд истин для человека всегда составляют "высшее", и это высшее - авторитет для человека, на него он ссылается, им он клянется. Но не для всех людей одни и те же истины - "большее"; иногда "высшее" и совсем ложно; человек, однако, все же клянется и этой призрачной истиной как авторитетом. Мерки, с которыми люди подходят к явлениям окружающей жизни, весьма разнообразны. Каждый избирает тот авторитет, который кажется ему лучшим, а потому и можно признать положение: скажи мне, каковы твои авторитеты, и я скажу, что ты за человек.

Прежде люди были иные, иные у них были и авторитеты. Слово Божие, уставы церковные - вот прежние, равно для всех понятные и дорогие, вечно неизменные и совершенные авторитеты. Согласное со словом Божиим, с церковными законами - хорошо; несогласное и противоречащее им хорошим быть не может. И.Т. Посошков писал свое "Завещание отеческое" именно "за подтверждением Божественных Писаний"; там он определенно заявляет: "Мы вси, во православной вере живущии, известно сие вемы, яко вся истина содержится в Господних словесех", а сыну своему говорит: "Аз же тебе, сыне мой, твердо завещеваю и заклинаю, да всеми своими силами держишися Святыя Восточныя Церкви, яко рождьшия тя матере... и всех противников Святыя Церкве отревай от себя и никакова с ними сообщения дружескаго не имей, понеже они враги суть Божии" [1]. Вот авторитеты! Бог и Святая Церковь! Противники Бога и Церкви пусть будут и твоими противниками!

Теперь у многих совсем другие авторитеты, противоположные даже. В самом деле, где вы найдете теперь в "передовой" прессе ссылки на Бога и на Церковь? Согласие с Божиими законами да с Церковью Христовой не почитается ли теперь признаком дурного тона, отсталости, а противоречие им не считается ли за доброе предзнаменование? Мне вспоминается один студент (увы, академии), который, увидев совершенно незнакомого ему человека за постной едой, сказал: "Вероятно, из погромщиков!" Другой студент, когда я хвалил ему духовную академию, перечисляя ее добрые качества, совершенно серьезно прервал меня: "Нет, ты скажи мне, что сделала ваша академия для революции?" От перечисления таких сомнительных заслуг я отказался, но ведь такое заявление весьма характерно для нашего времени. Теперь не то хорошо, что Богу угодно, что церковно, а то, что "прогрессивно", "либерально", "революционно". "Левый" - следовательно, добрый, нравственный; "правый" - следовательно, собрание всяких зол. "Согласно с Марксом!" - вот лучшая похвала для всякого учения, для всякого мнения. Даже святое христианское учение ценится по этим новым меркам. В христианстве отбрасывается поэтому все его основное учение о личном подвиге покаяния и смирения, а берется и обсуждается только какое-то "социальное учение", одобряется же в нем только то, что можно перетолковать на либерально-революционный лад. Церковные писатели и деятели, даже и великие святые отцы, ценятся тою же мелкой и низкопробной монетой. Мы сами были свидетелями тому, как один "оратор" в похвалу святителю Иоанну Златоусту 13 ноября 1907 года заявил, будто великий святитель в чем-то мыслил, как Маркс, только немного похуже. Такое - смело говорим! - богохульство теперь мало уже кого смущает. В жизни настойчиво заявляет о себе какое-то новое миросозерцание, воздвигаются новые боги, новые идолы. Конечно, Церковь Христова свята и непорочна. Церковные люди живут по прежним Божественным законам, не преклоняя колен пред Ваалом; для них нет бога, кроме Бога и Христа Его, нет авторитета, кроме авторитета церковного. Однако есть немало людей, уже усвоивших новое миросозерцание, уже преклонившихся пред новыми идолами, но все еще почему-то не покидающих Церкви совсем. Такие постоянно судят о христианстве, о Церкви, судят не как учимые Церковью, а как ее учители; желают "исправить" церковное понимание христианства, заменив его своим, по которому Христово учение оказывается замечательно согласным со всеми новейшими безбожными учениями и делами до революций, экспроприации и бомб включительно. На почве таких толкований христианства, в отрешении от авторитета церковного, появляются то "христианское братство (?!) борьбы", то "христианский социализм", а кто знает, не появится ли когда и "христианского" разбоя и т.д.?

Эпохи упадка всегда характеризуются отсутствием определенных, резко выраженных убеждений. Люди делаются как будто расслабленными, которым лень не позволяет продумать каждую мысль до конца, а потому в их мировоззрении спокойно уживаются самые противоречивые элементы, набранные из разных источников. Такова природа эклектизма. Наше время может служить иллюстрацией этого. Разве нет теперь у многих желания соединять в одно самые невозможные вещи? О, такого желания теперь слишком много!

Одно из наиболее видных недоразумений, возникших на описанной почве, - недоразумение с социализмом. С одной стороны доказывают, что Христос был социалистом, с другой - что социализм вполне согласуем с христианством. Разумеется, христианство при всех этих рассуждениях берется не в единственно возможной и определенной форме Святой Церкви Христовой. Святая Церковь с презрением обзывается "официальной", "поступившей в услужение старому режиму"... и прочие безумные глаголы. Христианство каждый толкует как ему нравится, да и из его священных книг принимается во внимание только небольшая часть. Послания Павловы отбрасываются, да их никто и не знает! Даже из Евангелия выбирается "подходящее" - например изгнание торгующих из храма для доказательства законности и необходимости насилия, конечно, только революционного [2]. При таких приемах, понятно, нетрудно доказать что угодно, а не только согласие христианства и социализма. В легкой публицистической литературе постоянно можно встречаться с опытами соглашения языческого социализма с христианством. Достаточно только социализировать христианство и христианизировать социализм - и вот получается "христианский социализм".

Поэтому всякий опыт разобраться со строго христианской точки зрения в вопросе - наш ли (христиан) социализм или он супостат наш - можно только приветствовать. Особенно можно приветствовать опыт серьезный и основательный. Такой опыт, единственный и выдающийся из массы других, лишенных серьезности и основательности, дал В.А. Кожевников в своей замечательной брошюре: "Отношение социализма к религии вообще и к христианству в частности" [3]. Неудивительно, что автор дал особенно основательное и невольно убеждающее каждого решение вопроса, автор знает социализм по самым его источникам гораздо лучше, чем большинство наших горе-социалистов. Автор говорит исключительно словами социалистической литературы, и этой литературы представляет такое подавляюще громадное количество, что не верить ему, не убеждаться его доводами может только недобросовестность. Мы настойчиво рекомендуем каждому, кто желает быть готовым дать основательный ответ всякому, вопрошающему о христианстве и социализме, не только познакомиться с брошюрой В.А. Кожевникова, но и постоянно иметь ее под руками. Но так как не каждый может познакомиться с этой брошюрой, то мы и желали бы вкратце передать результаты исследования В.А. Кожевникова. Извиняемся только перед читателем: передать все богатство содержания этой замечательной брошюры нет никакой возможности, иначе пришлось бы целиком перепечатать всю брошюру.

В.А. Кожевников заявляет, что в отношениях социализма к христианству нет никакой, даже частичной, истины: "Здесь все по содержанию противно христианским истинам, по форме - оскорбительно для христианских чувств".


Священномученик Иларион (Троицкий)-Христианство и социализм. -На современные темы-Люди клянутся высшим (Евр.6:16). Эта


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке

link
link
link
link
link
link
link
link
link
link