Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Книга посвящена исследованию святости в русской духовной культуре. Данный том охватывает три века — XII–XIV, от последних десятилетий перед монголо–татарским нашествием до победы на Куликовом поле, от предельного раздробления Руси на уделы до века собирания земель Северо–Восточной Руси вокруг Москвы. В этом историческом отрезке многое складывается совсем по–иному, чем в первом веке христианства на Руси. Но и внутри этого периода нет единства, как видно из широкого историко–панорамного обзора эпохи. Святость в это время воплощается в основном в двух типах — святых благоверных князьях и святителях. Наиболее диагностически важные фигуры, рассматриваемые в этом томе, — два парадоксальных (хотя и по–разному) святых —

Им отмечена высшая точка святости, достигнутая на Руси.

Христианство, Русь, Россия, православие, святость, святые, культура ru Владимир Шнейдер http://www.ccel.org/contrib/ru/xml/index.html FineReader 11, OOoFBTools-2.3 (ExportToFB21), XML Spy 26.08.2012 Владимир Шнейдер OOoFBTools-2012-8-23-18-18-32-472 2.0

Версия 2.0 — исходный текст

Владимир Николаевич Топоров. СВЯТОСТЬ И СВЯТЫЕ В РУССКОЙ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЕ. Том II. Три века христианства на Руси (XII–XXV вв.) Издательство Школа «Языки русской культуры». М. 1994 5–7859–0062–9 Вычитка: Игорь Грушин

В. Н. ТОПОРОВ

Святость и святые в русской духовной культуре

Том II

Три века христианства на Руси (XII–XIV вв.)

I

ИЗ РАННИХ РУССКО–ЗАПАДНЫХ ВСТРЕЧ

Несколько предварительных разъяснений. При всей исключительности и знаковой отмеченности самых ранних встреч двух этноязыковых и культурных элементов здесь речь пойдет не о них, хотя в широкой культурно–исторической перспективе именно они образуют явление начала и составляют тот необходимый фон, без которого едва ли могут быть вполне адекватно и органически восприняты последующие встречи. Вообще определение «самый» в этих случаях обнаруживает черты не только некоей условности, но и сомнительности, хотя бы потому, что в глуби времен, в темные эпохи, еще не выхваченные светом истории, неизвестного заведомо больше, чем того, что чаще всего случайно стало известным. Но есть и другая, отчасти даже более кардинальная причина, делающая определение «самый ранний» в таких ситуациях крайне неточным. Такова именно ситуация встречи двух этнокультурных элементов, которые в ходе своего развития меняются, трансформируясь при этом в сущности иного ранга и статуса, часто сохраняя в этих испытаниях свои преемственные связи генетического характера, причем эти изменения происходят нередко с различной скоростью.


«...Иисус Наставник, помилуй нас!»


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке