диакон Андрей Кураев

диакон Андрей Кураев

РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО И ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ДУШ

Правда ли, что Хриcтоc учил о «карме» и о переселении душ? Правда ли, что самые духовные из древних христиан верили в то же самое, во что верят нынешние оккультисты и «эзотерики», рериховцы и теософы? Правда ли, что позднейшая Церковь забыла основы учения Христа и изменила свое вероучение? Верно ли, что в древних религиях были одинаковые представления о посмертной судьбе человека? Какие доводы приводят современные христиане при обосновании своего несогласия с «диагностикой кармы»? На эти вопросы отвечает новое, значительно расширенное издание книги диакона Андрея Кураева.

ВВЕДЕНИЕ

ГЛ. 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СМЕРТИ В ДРЕВНЕМ МИРЕ

а) Куда переселялась душа египтянина?

б) На что не надеялись в Вавилоне?

в) Недобрая весть из Индии

г) Греческий импорт

Гл. 2. СМЕРТЬ В РЕЛИГИИ ИЗРАИЛЯ

ГЛ. 3. ЕВАНГЕЛЬСКАЯ МИСТЕРИЯ

Гл. 4. ГНОСТИКИ И АПОКРИФЫ.

Гл. 5. РАННЕХРИСТИАНСКИЕ ПИСАТЕЛИ ОБ ИДЕЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ДУШ

Гл. 6. В ЧЕМ ОРИГЕН РАЗОШЕЛСЯ С ЦЕРКОВЬЮ?

а) МИССИОНЕРСКАЯ ЭЗОТЕРИКА ОРИГЕНА

б) КНИГА "О НАЧАЛАХ"

в) "ОРИГЕН-КЕНТАВР"

г) ИСТОРИЯ ОРИГЕНОВЫХ КНИГ

д) КТО И ЗА ЧТО ПРЕСЛЕДОВАЛ ОРИГЕНА?

е) СПОРЫ ОБ ОРИГЕНЕ ДО V СОБОРА

ж) КТО АНАФЕМАТСТВОВАЛ ОРИГЕНА?

з) ПОСЛЕДУЮЩИЕ ОСУЖДЕНИЯ ОРИГЕНИЗМА

и) БЫЛА ЛИ НОВИЗНА В ОТВЕРЖЕНИИ ОРИГЕНИЗМА?

к) СПОРЫ О ВОСКРЕСЕНИИ

Гл. 7. ЭЗОТЕРИКА?

ШОХИН В. К. ДОКТРИНА РЕИНКАРНАЦИИ И ХРИСТИАНСТВО

ОБ ИСТОЧНИКАХ

БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Как однажды сказал Честертон, мир полон христианских добродетелей, сошедших с ума. Среди них — великий дар недоверчивости. Но пользуются этим даром люди весьма односторонне. Не доверяют обычно тем идеям, общественным институтам, проповедникам, которые предлагают людям труд - непростой труд очеловечивания. От того, кто призывает к жизненной серьезности, слушатель требует не менее дотошного обоснования выводов, чем требуется от соискателя докторской степени. Но этот же человек с радостью доверяет тем идеям, тем изданиям и проповедникам, за которыми он чувствует призыв к гедонистическому послаблению.

Уж много говорено о том, что современная цивилизация является радикально гедонистическойa. И даже религию она воспринимает как еще одну сферу для утонченного наслаждения. Как писали в приснопамятных изданиях эпохи “научного атеизма”, задача церкви — “удовлетворять религиозные потребности верующих”. Сегодня люди уже не стесняются признаваться в том, что им желательно не пробуждать, а всего лишь “удовлетворять” эти самые “религиозные потребности”. Но условия для справления своих духовных нужд, конечно, предпочитают максимально комфортные: "Познание через Радость и Комфорт"b.

В результате те идеи и символы, которые в былые времена именно лишали обывателя комфорта, будоражили его совесть, сегодня перетолковываются так, чтобы давать нравственную санкцию для по сути материалистического образа жизни. Религия Распятого на Голгофе Страдальца становится поводом к написанию брошюр на тему “Бизнес и Евангелие” с незамысловатой идеей о том, что только истинно-евангельская вера американского обряда может сделать ваш бизнес удачным. Идея переселения душ и многократного возвращения в сей мир, которая страшила и дисциплинировала людей тех традиционных культур, которые ее принимали, сегодня воспринимается скорее как радостная индульгенция: если у меня будет еще немало жизней, значит, мне предстоит еще немало попыток для исправления, а потому серьезную попытку систематического духовно-нравственного роста лучше отложить до следующей реинкарнации...

Понятно, что христианство со своим постулатом единственной жизни, и, соответственно, абсолютной ответственности человека за ее качество, кажется религией более беспокоящей и менее удобной. Но нравственный авторитет Евангелия столь высок, что просто так отложить эту Книгу в сторону как-то неудобно. Соответственно, инстинкт совестного комфорта требует перетолковать Евангелие так, чтобы оно оказалось созвучно сегодняшней моде. Если сегодня есть мода на реинкарнацию — значит, надо обнаружить эту идею и в христианстве...

Так снова о недоверчивости. Как-то некий молодой человек остановил меня в переходе метро вопросом: “Скажите, Вы имеете какое-то отношение к Церкви?”. Я сказал, что да. Он благоразумно настаивал: “К какой церкви? К Православной?”. И здесь я дал утвердительный ответ. “Тогда у меня к Вам есть вопрос. Мне недавно сказали, что в древности христиане, как и индусы, признавали переселение душ, и лишь затем на каком-то соборе отменили эту веру. Это правда?”. Странно, но я как раз заканчивал тогда работу над этой книгой, посвященной именно этому вопросу. Так что его вопрос был как нельзя более по адресу. А недоверчивость — так и просто похвальной.