Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Епифаний. Панарион. Против маркионитов Против маркионитов, двадцать второй и сорок второй ереси Κατὰ Μαρκιωνιστῶν κβ’, τῆς δὲ ἀκολουθίας μβ’ Contra Marcionistas, haeresis XLII

1. Маркион (Μαρκίων ), от которого маркиониты (οἱ Μαρκιωνισταί ), заимствовав повод к учению у сего Кердона, о котором выше сказано, сам вступил в мир великим змеем и, обманув великое множество, составил школу, и доселе во многих видах продолжающуюся.

Ересь эта еще и ныне находится в Риме и в Италии, в Египте и в Палестине, в Аравии и в Сирии, на Кипре и в Фиваиде, и даже в Персиде и в других местах. Ибо этот лукавый в сих странах великую приобрел силу своему обману.

Он родом был из Понта, именно же из Геленопонта, из города Синопа, как говорит множество ходящих о нем слухов. Первое время своей жизни он подвизался в девстве: ибо был монашествующем и был сын епископа нашей святой вселенской церкви (καθολικῆς ἐκκλησίας ).

По прошествии некоторого времени впадает он в растление с какой-то девицею и, обольстив девицу, лишает и ее и себя надежды, а за содеянное растление изгоняется из церкви своим отцом. Ибо отец его был из знаменитых по преизбытку благоговения и весьма тщательных об истине и был украшением епископского служения. Много умолял и просил Маркион своего отца о покаянии, но не получил просимого, ибо горько было достоуважаемому старцу и епископу не только то, что сын пал, но что и ему нанес стыд.

Посему, когда Маркион не получил от него лестью, в чем имел нужду, то, не вынося осмеяния от многих, бежит из своего города и приходит в самый Рим — после кончины Гигина, епископа римского (это был девятый от апостолов Петра и Павла). Сошедшись с остававшимися еще в живых старцами из учеников апостольских, Маркион просил о принятии в общение, но никто не оказал ему снисхождения.

После того, возбужденный ревностью по той причине, что не получил предстоятельства, равно как и входа в церковь, умышляет против самого себя и находит себе убежище в ереси обманщика Кердона.

2. И начинает, так сказать, с самого начала, и как бы с приступа к вопросам, именно тем, что предлагает бывшим в то время пресвитерам такой вопрос: «скажите мне, говорит, что значит: не вливают вина молодого в мехи ветхие (Мф.9:17) и не налагают заплаты из небеленой ткани к ветхой одежде: иначе вновь пришитое отдерет от старого (Мк.2:21), и старой не подойдет (Лк.5:36), ибо бóльшая дыра будет (Мф.9:16)?

» Когда услышали это кроткие и всесвятые пресвитеры и учители святой Божией церкви, то, последовательно и согласно давая ответ и выражаясь кротко с Маркионом, сказали: «чадо, мехи ветхие — это сердца фарисеев и книжников, обветшавшие в согрешениях и не принявшие проповеди евангельской; а подобие ризы ветхой — Иуда, который, обветшав в сребролюбии, не принял подающей упование проповеди о новом, святом и небесном таинстве, и хотя был причтен к одиннадцати апостолам и призван самим Господом, но по своей, а не по чьей-либо, вине, оказался с чрезмерной дырой, потому что его разум не согласовался с вышним упованием и небесным призванием к будущим благам вместо здешних стяжаний, тщеславия, преходящей дружбы, надежды и приятности».

Но Маркион сказал: «нет, не так; не это, но другое значат слова сии», — так прекословил он, потому что не захотели его принять. Посему и явно сказал им это: «почему вы не захотели меня принять?» Когда же они сказали: «не можем этого сделать без дозволения почтенного отца твоего, ибо одна вера, одно единомыслие, и мы не можем противиться доброму сослужителю — отцу твоему», — то после сего, возревновав и воздымаясь великим гневом и высокомерием, производит раскол, самому себе составляет ересь и говорит: «я расколю церковь вашу и внесу в нее раскол навек».

И в самом деле, он внес немалый раскол, но церкви не расколол, а откололся сам с поверившими ему.

3. Повод же к своему учению заимствовал он у вышеупомянутого обманщика и прелестника Кердона: ибо также проповедует два начала. Но приложив еще свое к его, то есть Кердонову учению, представляет нечто иное сравнительно с ним, — говорит, что три начала: одно высшее, неименуемое и невидимое (τὴν ἄνω ἀκατονόμαστον καὶ ἀόρατον )

, которое угодно ему называть благим Богом (ἀγαθὸν θεόν ), это начало не создало ничего из существующего в мире; другое — видимый Бог, Творец и Демиург (ὁρατὸν θεὸν καὶ κτιστὴν καὶ δημιουργόν )

; третье и, так сказать, середина между двумя первыми: видимым и невидимым, — диавол. О Творце и Демиурге и видимом Боге говорит, что Он — Бог иудеев, Он же и Судья. У самого Маркиона проповедуется и девство. Он проповедует также пост и субботу. Таинства у него совершаются, видимо, для оглашенных. В таинствах же употребляет он воду. А в субботу постится по таковой причине: «поскольку, говорит, суббота есть день упокоения Бога иудейского, сотворившего мир и в седьмой день почившего, то мы будем поститься в субботу, чтобы не делать того, к чему обязывает Бог иудейский».


Епифаний. Панарион. Против маркионитов


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке