Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Слово о братиях, почивших о Христе. Ефрем Сирин, т.2. СЛОВО О БРАТИЯХ, ПОЧИВШИХ О ХРИСТЕ   Для чего мы, возлюбленные, собрались сегодня так усердно и в то же время благоприлично? Ибо всех нас для одной цели призвали сю­да воззванные от нас ко Христу братия. Потому собрались мы так охот­но на песнопение Христу.

Воздвигли нас оставившие нас плотью, побуждают нас к славословию на земле славословящие на небесах с Ан­гелами, составляют из нас лики, преселенные к горним ликам, предла­гают нам духовную трапезу насытившиеся райских утех, предлагают нам и вино умиления преисполненные тамошним утешением, возжига­ют у нас светильники просветившие сердца свои и отшедшие к непри­ступному Свету.

Преподобных из среды нас взяли к себе преподобные пред Господом. И переселились от нас прекрасно шествовавшие к Богу. Оставили они нас сирыми и отошли в свое Отечество; оставили тление и переселились в нетление; скрылись для мира и воссияли перед Хри­стом; удалились с земли и вселились в горнем Иерусалиме; оставили бла­женство этой жизни и достигли горнего блаженства; отринули суетные мятежи и пошли искать безмятежия; удалились от бурь и волнений мира и направили путь свой к тихой пристани; оставили мрачную тень жизни и востекли к Солнцу правды.

И находясь еще с нами, не были они с нами, но умом предстояли Богу; пребывая еще на земле, имели житель­ство на небесах; живя во плоти, не были во плоти, потому что не имели здесь пребывающего града, – был у них один пренебесный град; не имели здесь своего Отечества, но было у них одно горнее Отечество; не имели здесь временного богатства, но было у них небесное богатство.

Будучи странниками и пришельцами, как и все отцы их, чуждые миру и всему, что в мире, постоянно украшали они душу, горе взирая, о гор­нем помышляя, горняя мудрствуя, вожделевая тамошних красот, тамош­них обителей и сеней, горних ликостояний, горних песнопений, тамош­них празднеств, вечных благ, неисчерпаемых Божиих даров; к ним об­ращали они взор, к ним стремились, а потому и получили их; спешили, потому и вошли в Отечество, в горний брачный чертог; текли, потому и достигли; постились, потому и веселятся; не оставались в нерадении, поэтому радуются; умудрились, потому что пренебрегли этой жизнью, отошли от нас, пошли прекрасным и благоугодным путем своим, ото­шли и преселились в страну святую и вечную, отошли внезапно, и вос­парили, как чистые нескверные голубицы, воспарили, как пустынные и невинные горлицы, воспарили от нас, как сладкоречивые ласточки.

Отлучились от нашего стада, как чистые и святые агнцы; они удали­лись из оград, – и сетуют овцы; оставили наше гнездо, – и вопием, как птенцы. Отлучился один член, – и болезнуют прочие члены. Про­ливаем слезы, потому что лишились доброго вашего расположения; воз­дыхаем, потому что не видим лица вашего; рыдаем, потому что и мы отойдем скоро; болезнуем, потому что похищаемся так внезапно.

Сету­ем, как только приведем себе на память вашу добродетель; сетуем, как только обратим взоры и не видим любви вашей; плачем, потому что и бессловесные животные плачут при разлуке со своими единоплеменны­ми; рыдаем, потому что и вол ревет, ища своего подъяремника, и ла- сточки вопиют, когда похищают у них птенцов, и всякая птица кричит, когда разлучают с ней брата.

Если и полезно было это для вас, то нам причинили вы горесть. Вожделенное вам для нас стало прискорбно. Честна пред Господем смерть преподобных Его (Пс.115:6); но смерть грешников люта (Пс.33:23). Поэтому и сказал пророк: Вскую боюся, в день лют? Беззаконие пяты моея обыдет мя (Пс.48:6). Приидет день, братия, непременно приидет, и не минует нас день, в который че­ловек оставит все и всех, и пойдет один, всеми оставленный, униженный, пристыженный, обнаженный, беспомощный, не имея ни заступни­ка, ни сопутника, не готовый, безответный, если только день сей застиг­нет его в нерадении, – в день, в оньже не чает, и в час, в оньже не весть (Мф.24:50)

, тогда как он веселится, собирает сокровища, роскошествует, предается нерадению. Ибо внезапно приидет один час, – и всему ко­нец; небольшая горячка, – и все обратится в тщету и суету; одна глубокая, мрачная и болезненная ночь, – и человек пойдет, как подсудимый, куда поведут поемлющие (взявшие) его. Много тогда тебе, человек, нуж­но будет путеуказателей, много помощников, много молитв, много со­действенников в этот час разлучения души от тела.

Велик тогда страх, велик трепет, велико таинство, велик переворот для тела при переходе в тамошний мир. Ибо если и на земле, переходя из одной страны в дру­гую, имеем нужду в каких-нибудь путеуказателях и руководителях, то кольми паче будут они нужны, когда переходим в беспредельность века, откуда никто не возвращался? Еще повторяю: много нужно тебе по­мощников в оный час.

Наш этот час, а не иной какой; наш путь, наш час, и час страшный; наш это мост, и нет по оному прохода; это общий для всех конец, общий, и для всех страшный; трудная стезя, но по ней должны проходить все; путь узкий и тесный, но все на него вступим; это горькая и страшная чаша, но все изопьем ее, а не иную; велико и сокро­венно таинство смерти, и никто не может объяснить оного.

Страшно и ужасно, что тогда испытывает на себе душа, но никто из нас не знает этого, кроме тех, которые предварили нас там, кроме тех, которые из­ведали это на опыте. Когда сидим при кончающихся и борющихся со смертью братиях, не видишь ли, сколько бывает тогда страшного? В каком они стесне­нии, в каком смятении? Не видишь ли, как воздыхают?

Не видывал ли, как покрываются холодным и горьким потом, подобно жнецам на ниве? Как обращают очи туда и сюда? Как иные скрежещут зубами? Как в смятении поражаются ужасом? Как многие рвут на себе волосы? Как вскакивают с одра и хотят бежать, но не могут; видят, чего никогда не видали, слышат от Властей, чего никогда не слыхали, терпят, чего ни­когда не терпели; ищут избавителя, – и нет спасающего; ищут спут­ника, – и никто не сопутствует; ищут утешителя, – и никто на это не осмеливается!

Тогда, глядя на них, и мы трепещем, плачем, и, держа их руки, лобызаем, обливаем слезами, отираем пот с лица их, протира­ем водой палимый жаром язык, прикладываем ухо свое, чтобы расслы­шать с натугой выговариваемые слова, потом спрашиваем: «Как теперь чувствуешь себя? Не бойся, Бог человеколюбив». Так говорим им, и сами обливаем грудь слезами; сердце горит в нас, когда произносим это.


Слово о братиях, почивших о Христе. Ефрем Сирин, т.2.


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке