Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Иеромонах Серафим (Роуз). Царь-Мученик Содержание сборника   Царь-Мученик Тайна беззакония уже в действии,
только не совершится до тех пор,
пока не будет взят от среды удерживающий теперь,
- и тогда откроется беззаконник... (2 Сол. 2:7-8)

Кто или что удерживает воцарение в мире Антихриста, беззаконника и анархиста, последняго и величайшаго из всех врагов Христа и Его Церкви? Согласно учению св. отцов, в т. ч. Иоанна Златоуста, это законная власть, носителем и воплощением которой в те времена была Римская империя. Такое понимание власти реализовалось в христианской империи: сначала - в Восточно-Римской, когда Константинополь был Новым (Вторым)

Римом, а затем - в православной Российской империи, столица которой получила название Третьяго Рима. В 1917 году настал конец "Константиновской эпохе": православная империя была уничтожена, и весь мир, вслед за Москвою, скатился в пучину беззакония и безбожия (а применительно к церковной жизни - вероотступничества), невиданную в истории человечества.

Последним олицетворением этого идеала законной христианский власти был царь Николай Второй; неудивительно, что эпоха беззакония открылась с его убийством. Но православный христианин у истоков нынешней эпохи видит не только монарха, но и страстотерпца, до конца вернаго Христу, Церкви, и своему высокому служению.

4 (17) июля 1968 г. мы отмечали пятидесятую годовщину мученической смерти императора и всей его семьи от рук безбожной большевицкой власти в екатеринбургском подвале. В связи с этим событием Собор епископов Русской Зарубежной Церкви принял важное решение, изложенное в следующем Послании:

...Многострадальный Иов, в день памяти которого Государь родился, сказал, тяжко страдая, о ночи своего зачатия, как написано в книге его: "Ночь та - до обладает ею мрак, да не вселится она в число дней года" (Иов. 3:7).

Ужасна была ночь убиения нашего государя. Но древние христиане глубоко-образно называли дни памяти мучеников - днями рождения. И светится в сознании нашем ночь убиения нашего Государя как рождение на русском небе Царя-Мученика. Один Архипастырь, глубоко переживший мрачный ужас нашего безвремения, воскликнул: "Русский народ, где могила твоего царя?

" И мы застыли как бы над всемирной пропастью, поглотившей последние следы Государя... Где-то на Урале вошли в землю пылинки от того, что с телом и одеждой рубили, обливали кислотой и сжигали палачи и слуги палачей... Священныя пылинки, уже почти не материальныя, а материально духовныя. "И не было пощады"... И не только пощады не было, но не было и отпевания.

Не читалась разрешительная молитва Церкви над тем, перед кем уже полстолетия мы чувствуем вину нашего народа, всего в целом. Склоняясь покаянно перед этими "жертвами одушевленными, всесожжениями словесными, Бога знающими и Богом знаемыми" (Октоих, гл. 4, в среду веч.), перед Царем -Мучеником и с ним убиенными, Собор Епископов Русской Православной Церкви Заграницей, в сознании своего архипастырскаго долга, определяет совершить отпевание Царственных мучеников и всех от безбожной власти убиенных православных христиан, лишенных церковнаго отпевания.

Этим великим днем отпевания Царя-Мученика и всех с ним поминаемых, лишенных до сего дня церковнаго отпевания, будет день 4/17 июля 1968 года, 50-я годовщина злодеяниа. Позже все будут подробно оповещены об этом отпевании. И да затеплятся перед Богом, как свечи, сердца всех верующих русских людей в единодушной покаянной молитве за всех страстотерпцев. Аминь.

Эта заупокойная служба, совершенная, согласно решению, вечером 4 (17) июля 1968 г. во всех соборах Русской Зарубежной Церкви, стала большим событием для русских верующих, полвека хранивших глубокую любовь к своему Царю-мученику, ставшему жертвой за них и за их грехи. Это подтверждается удивительным видением митрополита Московскаго Макария, одного из самых уважаемых русских архиереев, в 1917 году:

"Вижу я поле. По тропинке идет Спаситель.

Я за Ним, и все время твержу: "Господи, иду за Тобой!" А Он, оборачиваясь ко мне, все отвечает: "Иди за Мной!" Наконец, подошли мы к громадной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал: "Иди за Мной!" И вошел в чудный сад, а я остьался на пороге и проснулся. Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит Государь Николай Александрович.

Спаситель говорит Государю: - Видишь, в Моих руках две чаши: вот эта горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя. Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашался, а Государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь.

Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь, и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух. На этом я опять проснулся. Заснув вторично, я вижу громадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Госудаоь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает ему манну. Незримый голос в это время говорит: - Государь взял вину русскаго народа на себя, и русский народ прощен".

Николай Второй был и остается царем в первую очередь для своего русскаго народа. Но и по всему миру верующие видят в нем и православнаго монарха, который удерживал Антихристово царство, и особенно православнаго мученика. Примечательно, что вопрос о его церковном прославлении, до сих пор (1968 г.) еще не совершенном из-за церковных неурядиц и порабощения России безбожниками, впервые возник не в русском, а в сербском народе.


Иеромонах Серафим (Роуз). Царь-Мученик


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке