Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Епифаний Кипрский. Панарий, или Ковчег. Вступление.  «Мои конспекты: История церкви, патрология, богословие...»
   Христианская   библиотека  Главная Именной указатель Систематический указатель Хронологический указатель Книги в архивах   Свт.

Епифаний Кипрский На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег. |содержание| Вступление.
 

Гл. 1. Начиная сообщать сведения и вести речь о вере и неверии, о православии и неправославии, сперва приведу на память начало сложения мира и его последование, движимый не своею силою и не собственными разсуждениями, но как Владыка всех и милосердый Бог открыл это пророкам Своим, а чрез них сподобил и нас ведения о вселенной, по мере вместимости естества человеческаго.

И начиная всматриваться в это прямо, с перваго раза нахожусь не в малом борении, но чувствую сильный страх, как приступающий к делу немаловажному: почему призываю на помощь самаго Святаго Бога и единороднаго Его Сына Иисуса Христа и Святаго Его Духа, да озарит ум нашей скудости светом ведения о сем. Писатели еллинские, и стихотворцы, и выражавшиеся речью плавною, приступая к какому нибудь баснословному сочинению, призывали какую-то музу, а не Бога; потому что у них премудрость, по написанному, бесовская и земная и не свыше нисходящая (Иак. 3, 15).

Мы же призываем Святаго Владыку всяческих помочь нашей нищете и вдохнуть Святаго Духа Своего, чтобы с обещанным писанием не соединить нам чего либо поврежденнаго; испросив же сие самое, и признавая спою недостаточность, умоляем даровать нам Духа по мере веры и сообразно с оною.

Гл. 2. У всякаго читателя о всяком вопросе пусть будет сия мысль, что дело годов и веков — все те изобретения, какия малый наш ум мог потрудившись постигнуть, и конечно, будем говорить не о всем, что в мире; потому что и стоющее слова не всегда высказывается; оно невыразимо и неисчислимо, и людям непостижимо, ведомо же одному Владыке всяческих. У нас же идет речь о разности мнений и ведений, изложелий веры, которая от Бога, и неверия, ересей и неправаго человеческаго учения, разсеяннаго в мире людьми заблуждающимися с тех пор, как создан человек на земле, и до наших времен, то-есть до одиннадцатаго года царствования Валентиниана и Валента, и до Грациана [1].

Об ересях же, которыя от нас дойдут до ведения читателей, и о древненших временах, частию знаем по науке, частию приобрели мы сведение по слуху, а о некоторых имели случай узнать собственными своими ушами и глазами, и уверены, что о корнях и догматах иных сообщим точное известие, об иных же некоторую часть того, что произошло от них, и из чего иное узнали из сочинений древних писателей, а другое из слышаннаго нами от людей, в точности стоющих нашего доверия.

Но приложили мы все попечение об этом, не сами собою приступая к делу, и не останавливаясь на повествованиях, превышающих краткость нашего слова. Ибо и это самое сочинение, которое заблагоразсудил я написать, при помощи Божией произошло, потому что добротолюбивые мужи, то тем, то другим поощряли мою немощь, и принуждали меня, так сказать, приступить к этому, как просили о сем убедительным посланием, и ваша досточестность, досточестнейшие братия и добротолюбивейшие сопресвитеры Акакий и Павел.

Итак, поелику, приметив, что, не без Божией воли, по чрезмерной любви рабов Божиих, отвсюду доходят до меня просительные гласы, уважил я это; не с изяществом речи, не в благозвучных каких либо выражениях, но простым складом, простою речью, соблюдая только точность выраженнаго в слове, начну свою речь.

Гл. 3. Никандр, описатель зверей и пресмыкающихся, сообщил сведение об их естестве, а другие писатели показали вещества корней и трав, как-то описатель растений Диоскорид, Памфил и царь Митридат, Каллисфен и Филон, вифинский Иолай и тарантинский Ираклит, собиратель трав Кратевас, Андрей и Юлий Басс, Никират, Петроний черный, Диодот и некоторые другие.

Подобно сему покушаюсь и я открыть корни и учения ересей, не во вред читателям, но как у перечисленных пред сим писателей попечение было не о том, чтобы научить злу, но чтобы внушить страх и осторожность человеческому роду, и люди, зная страшныя и губительныя последствия, остерегались и при содействии Божией силы избегали, будучи внимательными и не вступая в борьбу; да и для тех, с кем встретилось что-либо подобное, и которые потерпели такой вред или от дыхания, или от угрызения, или от зрения, теже писатели, позаботившись о сем, изобразили врачебную силу корней и трав к уничтожению зловредности упомянутых выше пресмыкающихся: так и наш труд, при отвращении сказаннаго выше от вас, вожделенные, состоит в том, чтобы открыть гнусные образы и губительныя угрызения страшных пресмыкающихся и зверей.

В противоположность же им на подобие противоядий приложим, где одно, где два слова, которыя лишили бы их яда, и по Господе спасли желающаго, по собственной ли воле, или невольно подвергся он этим змеиным угрызениям ересей.

Гл. 4. Ибо в начале Адам, будучи создан из земли и прияв дыхание, оживотворен в шестый день, а не в пятый, как думают некоторые, начато его сотворение, в шестый же приведено к окончанию; ибо мнение утверждающих это ошибочно. Был же он прост, незлобив, не имел никакого другаго имени, не приобрел себе прозвания ни славою, ни расположением воли, ни отличием жизни, но назывался только Адамом, что значит человек.

Ему созидается из него же подобная ему жена, из того же тела и того же дыхания, и дети родятся у него мужескаго и женскаго пола. Прожив девятьсот тридцать лет, воздал он долг. Его сын — Сиф, а сын Сифов — Энос, от Эноса по преемству Каинан, Малелеил, Иаред. И как говорит дошедшее до нас предание, с сего времени начало зло усиливаться в мире, первоначально от преслушания Адамова, потом от братоубийства Каинова.


Епифаний Кипрский. Панарий, или Ковчег. Вступление.


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке