Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Тексты, справочники и документы [Pagez.ru]
Начало: Тексты, справочники и документы Первая страница Святоотеческое наследие Разные тексты Свт. Филарет (Дроздов) OrthodoxyLib Православный интернет Евангельский синопсис Духовные стороны Добротолюбие избранное Пролог в поучениях День за днем Церковный календарь
Архимандрит Иустин (Попович)
Догматы и разум

Публикуемый текст представляет собой главу из "Догматики" о. Иустина (Догматика Православной Церкви. Белград, 1980, стр.35-44). Русский перевод первого тома этого замечательного богословского труда готовится к печати в издательстве монастыря преп. Иова Почаевского в Мюнхене.

Отношение догматов к человеческому разуму детерминировано их обоюдными природой и свойствами. Если догматы по природе своей суть божественные истины с божественными свойствами вечности, бесконечности, неизменяемости, то разум человеческий по природе своей - тварен, с человеческими свойствами относительности, ограниченности, изменяемости. Кроме того, в своей эмпирической данности разум человеческий проникнут греховностью, и вся его деятельность движется в категории греха.

С какой бы стороны не рассматривать их, догматы всегда являются как божественные истины, с любой точки зрения превышающие и превосходящие разум человеческий. Нет догматической истины, которая могла бы полностью вместиться в кокон человеческого огреховленного разума, поэтому нет догмата, который можно было бы полностью логически понять, логически объяснить, логически обосновать.

Если предстанут разуму человеческому богооткровенные догматы: о троичности, о воплощении, о кресте, о воскресении, о вечной жизни, о святой Богородице, о благодати, о первородном грехе, о Страшном суде, или любые другие - он будет не в состоянии проникнуть в таинственную природу ни одного из них. "Так как Бог даровал нам блага, - говорит святой Златоуст, - превышающие человеческое разумение, то Он по справедливости требует веры, потому что не может быть твердым тот, кто ищет объяснений.

Все наши важнейшие догматы чужды умствований и доступны только вере. Бог нигде и везде: что непонятнее этого для разума? И в том, и в другом содержится много необъяснимого. Он не заключается в месте и в Нем нет места. Он не произошел (ни от кого), ни Сам Себя не сотворил, и не начинал Своего бытия. Какой разум принял бы это, если бы не было веры? И не показалось ли бы это смешным?

А не иметь конца, - разве это не труднее всякой загадки? Он безначален, нерожден, неописуем и беспределен, - и это тоже непостижимо. Не можем ли мы, по крайней мере, объяснить умом бестелесность Его? Посмотрим. Бог бестелесен. Что такое - бестелесен? Одно голое слово: ум ничего не извлекает из него, и ничего себе не представляет. Если бы он представил себе что-нибудь такое, то перешел бы к вещественному, к тому, из чего образуется тело.

Значит, когда уста говорят о бестелесном, ум не понимает, о чем они говорят, или понимает только то, что бестелесное - не тело. ... Еще: природе (Божией) не свойственно зло; но добрым каждый бывает только по своей воле; следовательно, зло свойственно ей. Но этого сказать нельзя, да не будет! Еще: по воле (Бог) имеет бытие или по неволе? Но и этого нельзя сказать. Еще: ограничивает (Он) вселенную, или нет?

Если не ограничивает, то Сам ограничивается ею; если же ограничивает, то Он беспределен по природе. Еще: ограничивает ли Он сам Себя? Если ограничивает, то, значит, Он и безначален не в отношении к самому Себе, а в отношении к нам; следовательно безначален не по природе. Везде приходим к противоречивым заключениям. Видишь, какой мрак и как везде нужна вера! Она одна тверда." [1]

Перед любым божественным догматом разум человеческий немощен; и если он искренен, он должен свое отношение выразить признанием: не понимаю. Если же он бунтует перед их загадочной таинственностью, они становятся для него бессмыслицей и сумасшествием, безумием и соблазном [2]. Неспособный воспринять и понять догматические истины, разум человеческий свидетельствует этим, что не способен быть их толкователем и творцом.

Ограниченный, относительный, изменчивый, огреховленный, разум человеческий не может ни создавать безграничные, абсолютные, непреложные, безгрешные истины, ни понимать их. Они перерастают его категорию понимания и возвышаются над ним. Они с любой стороны превосходят его силы и способности. Сущностью своей догматические истины сокрыты в неисследимых глубинах премудрости Божией, и, покрытые покрывалом божественной таинственности, живут в неприступном свете Трисолнечного Божества, ибо разум человеческий не мог бы выдержать сияния их солнечной божественной тайны.

Как человек не только ослепил бы, но и уничтожил себя, если бы приблизился к солнечным протуберанцам, так и разум человеческий уничтожил бы себя, если бы мог нагим проникнуть в пренебесные высоты Троического Божества, где пламенеют бесчисленные солнца вечных истин. Чтобы шествовать среди них, разум человеческий должен иметь покрывало веры и быть облечен во всеоружие евангельских добродетелей.

На самом деле, отношение разума человеческого к догматам как вечным истинам Христовым, детерминировано отношением Самого Господа Иисуса к разуму человеческому в его греховной данности. Чего вообще Господь Христос требует от каждого человека как условия следования Ему? - Одного, только одного: чтобы отвергся себя и взял крест свой: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет [3].

Отвергнуться себя значит: отвергнуться себя в целокупной психофизической действительности своей огреховленной личности, т.е. отвергнуться своей души, своей воли, своего разума, своего "я", своего антропоцентрического, эгоистического закона жизни и мышления. А достигает человек этого тогда, когда самоотверженным подвигом веры во Христа распнет себя греху и всему греховному в себе и вокруг себя; когда умрет греху и смерти, чтобы ожить безгрешному и бессмертному Господу Христу [4].


Тексты, справочники и документы [Pagez.ru]


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке