Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Статьи. Святоотеческая экзегетика. О КНИГЕ БЫТИЯ, ПРОТИВ МАНИХЕЕВ (1) искать везде в новостях в статьях в блогах в подкастах Забыли пароль? Статьи Новости Блоги О нас Архив журнала Подкасты Галереи Подписка Портал для сомневающихся 20:04, 26 марта 2007 (понедельник)

Проекты Журнал "Фома" Журнал "Альфа и Омега" Новости Культурный центр Где купить "Фому"? Блоги 14:20, 20.03.2007 | А. Соколов
Парад непризнанных коллажистов 11:10, 20.03.2007 | А. Рыбакова
Жаворонки 00:14, 20.03.2007 | К. Мацан
Пес, бегущий краем ценностного поля 00:00, 20.03.2007 | В. Гурболиков
Старики 14:55, 19.03.2007 | Д.

Маханько
Священник Иоанн Охлобыстин: встреча со студентами СПбГУ Наши партнеры Русская Православная Церковь Официальный сайт Московского Патриархата Церковный вестник МГИМО (У) МИД России Факультет журналистики МГИМО Фонд Преподобного Серафима Саровского Кадровый дом SuperJob Интерфакс-Религия Религия и СМИ Православие.

Ru Православная Книга
Статьи
Журнал "Альфа и Омега" | №1/45 | 2006 | Святоотеческая экзегетика | Распечатать О КНИГЕ БЫТИЯ, ПРОТИВ МАНИХЕЕВ (1) ПРЕДИСЛОВИЕ. Трактат “О книге Бытия, против манихеев” (388/389) представляет собой первый опыт блаженного Августина в толковании начальных глав книги Бытия. Известно резкое неприятие манихейской сектой всего Ветхого Завета.

Августин и сам в течение девяти лет был жертвой сектантских софизмов.

-Разрыв с манихеями был ознаменован появлением этого труда, поскольку Августин сознавал не только вред лжеучения манихеев, но и свою ответственность за души близких, которые последовали за ним в манихейское сообщество. Соответственно, в трактате решается двуединая задача — экзегетическая и апологетическая.

Необходимо было показать, что Ветхий Завет содержит ответы на многие вопросы, касающиеся мироустройства, и что еретики, отделившиеся от кафоликов, церковных людей, не могут иметь верного ключа к его пониманию. Эта сложная задача не могла быть решена сразу, поэтому он предпринимает в дальнейшем новые попытки толкования Ветхого Завета; экзегетический анализ книги Бытия мы находим в следующих его творениях:
“О книге Бытия, буквально. Книга неоконченная” (

De Genesi ad litteram imperfectus liber, 393/394; 426/427);
книги 11–13 “Исповеди” (Confessiones, 397–401);
“О книге Бытия, буквально” (De Genesi ad litteram, 401–415);
книга 11 “О граде Божием” (De civitate Dei, 416);
начало трактата “Против врага закона и пророков” (Contra adversarium legis et prophetarum, 419–420).
Главный вывод, к которому приходит блаженный Августин при изъяснении Священного Писания, заключается в том, что его глубина не может быть исчерпана окончательно, но должна нас побуждать к благочестивому вчитыванию в передаваемое Откровение и к прославлению Творца всяческих.


У нас едва ли есть основания принципиально противопоставлять раннюю экзегезу и ту, которую мы находим в позднейших творениях, хотя некоторые моменты пересматривались и уточнялись радикальным образом.
Перечислим основные положения экзегетики книги Бытия, которых Блаженный неотступно придерживался в течение всей жизни:
— абсолютная неизменность Творца и изменяемость твари;
— сотворенность души не из сущности Божией;
— рождение Сына Божия из сущности Отца;
— сотворение твари из ничего;
— творение как общий акт Трех Лиц Пресвятой Троицы;
— гармония мироздания, высших и низших его пределов, как результат иерархичности творения, обнимаемого Провидением Божиим(2) .



КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА VIII. — Опровергается клевета манихеев в отношении стиха 4.
13. И рече Бог: да будет свет. И бысть свет. Не это манихеи имеют обыкновение осуждать, но то, что следует за этим: И виде Бог свет, яко добро. Ибо они говорят: Следовательно, до этого Бог не знал свет или не знал, что такое добро. Жалкие люди, которым неприятно то, что Богу понравились дела Его; посмотрели хотя бы на человека ремесленника, плотника, например.

И хотя в сравнении с премудростью и силой Божией он — почти ничто, но и он валит лес и обрабатывает древесину, обтесывая, выравнивая, обтачивая, шлифуя и полируя ее столь долго, пока она не будет соответствовать нормам ремесла — насколько то возможно — и понравится мастеру своему. И что же, неужели созданное нравится ему потому, что он не знал до этого блага?

Безусловно, знал в глубине души, где само искусство прекраснее того, что искусством созидается. Но то, что мастер видит внутри искусства, то проверяет вовне, в творении; и совершенно то, что нравится создателю своему. Итак, словами И виде Бог свет, яко добро показывается не то, что Богу открылось неведомое благо, а то, что понравилось сотворенное.
14.

Что если было бы сказано: Удивился Бог, что свет хорош? Сколь бы они шумели, сколь спорили? Ведь удивление действительно происходит обыкновенно от вещей неожиданных; однако и они читают и восхваляют Господа нашего Иисуса Христа, удивившегося, как сказано в Евангелии, вере верующих (Мф 8:10). Кто же произвел в них самую веру, если не Тот, Кто ей удивился?

Если бы и другой ее произвел, зачем удивился ей Тот, Кто заранее знал? Если бы манихеи разрешили этот вопрос, то увидели бы, что и другой разрешить можно. Если же не разрешают, зачем опровергают то, что, как они считают, к ним не относится, тогда как того, что, по их словам, относится к ним, они не знают? Ибо то, чему удивляется Господь наш, должно вызывать удивление и в нас, до сих пор нуждающихся в таком побуждении.

Итак, все Его таковые действия не суть проявления взволнованного духа, но научающего наставника. Так и слова Ветхого Завета не учат тому, что Бог немощен, а утешают нашу немощь. Ведь ничего нельзя сказать о Боге по достоинству. Но, — чтобы мы укреплялись и достигали того, о чем никакой человеческой речью сказать нельзя, — говорится то, что мы вместить можем.

ГЛАВА IX.


Статьи. Святоотеческая экзегетика. О КНИГЕ БЫТИЯ, ПРОТИВ МАНИХЕЕВ (1)


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке