Поиск

Книги с поиском

От Матфея От Марка От Луки От Иоанна Деяния Псалтирь 40 книг с поиском



Владимиров А. /Семицветная радуга человеческого слова/ Библиотека Golden-Ship.ru Протоиерей Артемий Владимиров СЕМИЦВЕТНАЯ РАДУГА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СЛОВА Гимназия святителя Василия Великого «Артос» Москва, 2007    Ред. Golden-Ship.ru 2012 Выступление перед студентами Старооскольского филиала Белгородского университета Слово произнесено в год русского языка Дорогие друзья!

С воодушевлением я приступаю к своей речи в этой дотоле незнакомой мне аудитории. На сердце говорящего легко, потому что вы установили здесь атмосферу доверия и взаимного интереса, открытости и простоты. Главным положением своего выступления я хотел бы сделать следующий тезис: слово, обыкновенное человеческое слово, исходящее из уст, – это своего рода «лакмусовая бумажка», по которой определяются как здоровье, так и нравственные недуги личности, ее болезни, «курские аномалии» души.

Многое можно узнать по этой «бумажке», если за дело берется специалист. Никто не будет спорить, что в жизни педагогов слово может быть и пластырем, и скальпелем, и оружием, и букетом цветов. Со своим назначением справляется то педагогическое учреждение, которое выпускает из своих стен молодых специалистов, владеющих словом. Не буду погружаться в отвлеченные рассуждения о достоинстве ораторского искусства, но, используя вместо красок слово, нарисую вам некую радугу, конечно же, семицветную.

И каждый из нас пусть подумает, какой цвет ему импонирует, на каком словесном уровне он находится. Если бы в нашей аудитории была доска, я бы тотчас с помощью мелков нарисовал словесную радугу… Ну, а раз доски нет, запечатлеем ее на tabula rasa, чистом полотне ваших сердец… А вы, друзья, все, что услышите, запоминайте: эта информация заслуживает наименования «библиографической редкости», при утере не восстанавливается, при продаже возвращению не подлежит; степень секретности – литера «К», то есть высшая.

Тех, кому предмет нашей речи неинтересен, я не принуждаю слушать, но предупреждаю: упустив из внимания наши ненавязчивые назидания, богаче вы не станете… Можно начинать? Уровень первый, в моем понимании, самый низкий, определяется словосочетанием черное слово. Второй, чуть более высокий, именуется праздным, или пустым словом. Далее цветность меняется с черно-серой на светлую, как бы изнутри озаряется светом Третий уровень, на котором ваш покорный слуга хотел бы находиться постоянно, не опускаясь на этаж ниже и не перекочевывая в нижний слой, – теплое слово.

Заранее декларирую: кто после перечисления мною семи словесных уровней без запинки сможет повторить все услышанное, тот не просто является психически здоровой личностью, но и заслуживает наименования вундеркинда. Четвертый уровень – золотое слово. От теплого к золотому – один шаг. Пятый уровень – красное слово, слово прекрасное, слово поэтов и трибунов, покорявших им племена и народы.

Шестой уровень – высота головокружительная… Может быть, остановимся на пятом? (Голоса из зала: «Говорите!») Можно продолжать? Точно? (Из зала: «Да!») Это ваше искреннее желание и вы сами об этом просите? Не пожалеете? Может быть, вы не знаете присловье русского народа «Чем выше заберешься, тем больнее падать»? Впрочем, раз вы настаиваете, я готов… Про вас, видимо, во времена моей юности сложили песню «А мы монтажники-высотники». Шестой уровень (

я хватаюсь за стул, ибо это действительно звездная высота) – вещее слово. И, наконец, выход на околоземную орбиту и вообще за пределы видимого мира, в вечность, в мир духовный, – святое слово… Поразительно, какая полярность: от черного – до святого! А сейчас я постараюсь дать краткую характеристику каждого из словесных уровней, а вы примеривайтесь, как птички-невелички, которые, словно ноты-осьмушки и четвертушки, сидят на нотном стане проводов – кому куда...

Разобраться в этом поможет совесть – самый строгий и нелицеприятный судия. Пусть каждый из наших слушателей превратится в диагноста, доктора Айболита для самого себя, и выберет свою собственную словесную нишу. Попутно мы будем рассуждать о духовном здоровье и нездоровье, потому что наше слово, как мы еще не выяснили, но предположили, – это та «лакмусовая бумажка», симптом, свидетельство о том, что сокрыто в бессмертной человеческой душе и гнездится в смертном нашем теле.

Черное слово – это вербальный вирус и, естественно, заразный. Передается он не путем капельной или иной какой инфекции, но… через слух. Черное слово, поселившись в ментальном пространстве личности, начинает производить там свою разрушительную работу, причем совершенно неприметно для инфицированного человека. Приметим, что черное слово может вползти в избушку нашего сердца еще в ребяческом возрасте.

Привившись, не будучи вовремя исторгнуто, оно пускает корни. Речь, загрязненная руганью, показывает, что болезнь вошла в силу. Самой пагубной разновидностью чернословия является, без сомнения, матерная брань. До революции – не культурной, а той, «великой» по своим беззакониям (имя ее, по счастью, уже стерто со скрижалей нашей истории вместе с упраздненным днем гражданского «праздника»)

, матерное слово считалось богохульством и кощунством От человека, изрыгавшего подобную словесную блевотину, нормальные люди отшатывались, потому что он «в Бога ругался», потому что он попирал самое святое, что есть у каждого на земле, собственную матерь, его родившую! Черные слова, свив гнездо в человеческой душе, формируют в ней особое нравственное, а точнее, безнравственное состояние, имя которому – цинизм.

Цинизм тождествен вытравлению, атрофии нравственного чувства, что называется в Священном Писании «сожженной совестью». Цинизм познается в неспособности верить в возвышенное, идеальное, святое. Цинизм обозначается плевком через щель передних зубов как реакция, отзыв личности и на героическое, и на трагическое, вот так – одним движением языка и губ!

Что и говорить, очень, очень не хочется, чтобы кто-либо из нас вошел в эту словесную колею, задержался на нижайшем уровне. Это даже не уровень, это – андеграунд! Да, находящиеся в этом темном состоянии пишут ныне свои записки из подполья. Речь идет о сознании блатном, уголовном и соответствующем ему лексиконе. Урка, социально  близкий «красным комиссарам», прекрасно владел этим языком… Очень важно понимать, что вошедшее в сердце черное, грязное, греховное слово делает человека не способным любить.


Владимиров А. /Семицветная радуга человеческого слова/ Библиотека Golden-Ship.ru


Уникальный поиск `по-сути` по православной библиотеке